Врач COVID-роддома Уфы: Красная зона пропитана инфекцией, мать до выписки малыша не видит

Врач COVID-роддома Уфы: Красная зона пропитана инфекцией, мать до выписки малыша не видит Фото: предоставлены Диной Абсалямовой

Пандемия коронавируса продолжается по всему миру, не утихает болезнь и в Башкортостане. Бьет инфекция по всем – от детей до пенсионеров. Но есть категория людей, по которым ковид ударяет с удвоенной силой – это будущие мамочки. В республике COVID-беременные проходят лечение и рожают в родильном отделении Городской клинической больницы Демского района. Специальный корреспондент информационного агентства «Башинформ» в беседе с заведующим отделением Диной Абсалямовой узнала об условиях содержания беременных с коронавирусом и трудностях лечения будущих мам.

У Дины Фархадовны 20-летний стаж работы в сфере медицины. Она окончила БГМУ по специальности «лечебное дело», затем была годичная интернатура на базе университета в городской больнице №8 по специальности «акушерство и гинекология». Дальше – двухгодичная клиническая ординатура при уфимском роддоме №4. С 2003 года начала там трудовую деятельность акушером-гинекологом в женской консультации с дежурствами в родильном отделении. В 2008 году подошло время защиты диссертации, была соискателем на кафедре акушерства и гинекологии №1 медуниверситета, потом ассистентом. После получения степени кандидата медицинских наук, оставалась на кафедре почти два года, работала завучем. С 2009 года начался карьерный рост – трудилась заведующей женской консультацией №33 (сейчас №50). Потом медика пригласили в частную клинику, где был получен бесценный опыт работы в системе государственно-частного партнерства. В 2014 году возглавила родильное отделение Демской больницы. Затем декрет, а потом возврат в женскую консультацию. В марте 2020 года врач вновь заняла свою должность в Демской больнице.

Врач COVID-роддома Уфы: Красная зона пропитана инфекцией, мать до выписки малыша не видит

— Дина Фархадовна, ведь уже в марте отовсюду звучали пугающие сообщения о коронавирусе. Вас это не остановило? Вы ведь впоследствии стали заведующим именно ковидным роддомом.

— Это было начало марта, то есть коронавирус только подходил к России, в том числе и к Башкирии. Казалось, что это все вдалеке, но разговоры уже шли. Так получилось, что в 20-х числах марта мы получили предписание о том, что должны работать как первый коронавирусный госпиталь, в том числе как ковидное родильное отделение. 25 числа мы получили приказ полностью выписать всех пациентов и с 30 марта открыться как ковид-роддом. Больница с того момента стала инфекционным госпиталем по лечению COVID-19. Наш роддом, состоящий из родильного и неонатологического отделений, стал называться Специализированным инфекционным родильным отделением. В мирное время роддом был рассчитан на 50 коек, сейчас коечный фонд увеличили до 80-ти. Все палаты снабдили кислородом – 65 точек. Также увеличили детское отделение.

— Роддом из-за смены статуса перестроил свою работу? Вы и Ваши сотрудники не испугались ковид-нагрузки и риска заражения?

— Сначала у нас работали два отделения: в обсервационное поступали женщины с подозрением на коронавирус или контактные; второй блок принимал женщин с подтвержденным ковидом. Из-за увеличения количества заболевших в середине мая мы полностью убрали поток женщин с подозрением на коронавирус, остались только поступления женщин с подтвержденным ковидом: с результатами мазка из зева методом ПЦР либо исследование крови методом ИФА на иммуноглобулины. С тех пор мы так и работаем.

Женщин с подозрением начал принимать перинатальный центр, где было создано обсервационное отделение. В остальных роддомах – отдельные изоляторы на период обследования.

Что касается эмоций и ощущений, скажу за весь коллектив: страх был, все произошло неожиданно, но это было лишь несколько дней. Мы продумали все моменты – коллектив в полном составе как работал, так и работает. И если были случаи инфицирования, то это происходило в период отпусков, не на рабочем месте. Все это отслеживается, проводится служебное расследование, чтобы подтвердить – было заражение на работе или дома, либо на отдыхе.

Были моменты – медработники уходили от нас в поликлиники, женскую консультацию, но спустя какое-то время понимали что, наверное, самое безопасное место на тот момент было у нас, и они возвращались. Ведь мы были готовы к встрече с ковидом, а когда сидишь на обычном приеме – не знаешь же, с чем приходит пациент.

За последнее время мы даже укрупнились за счет сотрудников других больниц – к нам с удовольствием приходят на вахту или дежурить.

До конца ноября наше ковидное родильное отделение было единственным на всю республику, затем в РКБ также открылся COVID-роддом: есть обсервационное отделение для женщин с подозрением и около 60 коек для беременных с подтвержденным коронавирусом.

Врач COVID-роддома Уфы: Красная зона пропитана инфекцией, мать до выписки малыша не видит

— На каких сроках к Вам поступают будущие мамочки?

— На разных сроках: и на 40 неделе, и на 14. По поводу госпитализации, если женщина просто готовится к родам, беременность протекает нормально, она, начиная с 37 недели, ежедневно в женской консультации по месту жительства сдает анализ ПЦР на ковид. Когда она подходит к родам, у нее на руках есть 2-3 анализа ПЦР. Так перекрывается риск ее инфицирования, то есть она за последний месяц не болела и может спокойно рожать в любом роддоме, не коронавирусном.

Если женщина до 37 недель по каким-то причинам (из-за акушерской патологии, угрозы преждевременных родов, гипоксии плода) должна поступить в роддом для лечения в стационаре под круглосуточное наблюдение, она обследуется на уровне родильного отделения. Поступает в обычный роддом – в бокс-обсерватор, либо на уровне приемного покоя ей делают экспресс-тесты и одновременно ПЦР. Последние есть в каждом роддоме, по всей республике. Женщина находится сутки в изоляторе. Если ПЦР отрицательный – переходит в обычное отделение. Если беременная подозрительная, у нее есть симптомы болезни, были контакты, болеют родственники – сразу поступает в обсерватор.

Бывает, что женщину с ковидом выявляет терапевтическая служба в женской консультации – к нам она поступает по направлению.

В любом случае, беременная пройдет обследование – либо на этапе женской консультации, либо при поступлении в роддом. Этот слой населения максимально обследованный.

Врач COVID-роддома Уфы: Красная зона пропитана инфекцией, мать до выписки малыша не видит

— Беременные тяжелее переносят коронавирус? Какое лечение им назначается?

— У беременных женщин особое мировоззрение, они становятся чувствительнее ко многим вещам, переживают не только за себя, но и за плод. Сроки лечения коронавируса у беременных немножко другие – от четырех дней до полутора месяца. И течение болезни иное: может не быть температуры, может не быть особых клинических проявлений, а пневмония есть.

Часть беременных приходит вообще без каких-либо симптомов болезни, а у них уже пневмония с 30-40 процентами поражения легких. Был случай, к нам поступила женщина на роды, пневмонии не было, температура ни разу не повышалась, никакого кашля, слабости. Она родила, мы ее уже готовили к выписке, но решили сделать контрольное исследование КТ. Оказалось, что половина легких поражена – 55%. Ей пришлось задержаться, принимать антибиотики, достаточно медленно все рассасывалось. Она удивлялась: «Как же так, ведь меня ничего не беспокоит. Я как жила, так и живу».

Бывают случаи, когда у беременной небольшой процент поражения легких, а самочувствие резко прогрессивно ухудшается, даже несмотря на лечение. Не все теряют обоняние, и слабостью, мышечной и суставной болью страдают не все.

Очень много антибиотиков, некоторые женщины обижаются, что большая антибактериальная нагрузка. Но, к сожалению, схема лечения пневмонии такая: один-два антибиотика, при неэффективности через несколько дней, если сохраняется температура, нет положительной динамики, то смена антибиотиков.

Также назначаем вспомогательные средства для работы кишечника, защиты желудка. Подкожно вводят антикоагулянты. Женщина сдает кровь ежедневно.

В целом, лечение ковида идет за счет адекватного качественного подбора гормонов и антикоагулянтов. А антибиотики, когда присоединяется бактериальная инфекция. Но с осторожностью.

Врач COVID-роддома Уфы: Красная зона пропитана инфекцией, мать до выписки малыша не видит

— Как принимаются роды у беременных с коронавирусом?

— По оформлению все также, как и всегда. Сразу обговариваем, что у нас ковид. Для лечения, для определения тактики, нужно ли назначать определенные препараты, мы проводим КТ – исключаем или подтверждаем пневмонию. Женщина нам дает добровольное согласие, с 14 недель беременности мы всем рекомендуем обследоваться, потому что либо мы назначаем адекватное лечение, либо не назначаем. То есть, если развилась бактериальная пневмония – антибиотики показаны, если нет – достаточно противовирусных препаратов.

Существуют определенные алгоритмы, прописанные федеральным центром, мировой литературой. При высокой степени пневмонии и вероятности ее дальнейшего развития, при температуре родоразрешение нежелательно. Есть много и других причин, когда акушеры-гинекологи вынуждены вмешиваться в процесс родов – это и гормональные нарушения, и бесплодие, и ЭКО. При пневмонии вмешательство должно быть минимальным. Стараемся сначала лечить эту пневмонию и следить за состоянием плода. Бывают экстренные и плановые операции.

Роды проходят абсолютно также. У нас пять родильных залов, они все одноместные. Все приспособлено. Есть стульчики для вертикальных родов, удобные родильные кресла, кровати, фитболы. Женщина может и полежать, и постоять. Сотрудники на посту, переносная аппаратура – все есть. В пандемию появились требования: минимально снизить нагрузку на воздух, пространство – женщина получает медпомощь там, где находится: либо в палате, либо в родзале.

В операционной кесарево сечение проходит точно также, только теперь на СИЗы надеваются стерильные халаты, пара перчаток, нарукавники. Противочумной костюм будто становится второй кожей.

Женщина и родившийся ребенок по инфекционной нагрузке разные: мамочка уже болеет и должна находиться в карантинной зоне, а ребенок только чуть-чуть проконтактировал, мы его тут же переводим в детское отделение, которое условно называется «желтой» зоной. Новорожденные считаются контактными, они не болеют, не являются переносчиками инфекции. Ребенок родился – пуповину перерезали – взвесили – завернули в пеленочку – маме показали издалека, женщина рожает в маске – тут же унесли в детское отделение до выписки. Мамочка до выписки ребенка не видит.

Воздух в «красной» зоне весь пропитан инфекцией, мы не можем дать матери ребенка, даже если она поправляется.

Врач COVID-роддома Уфы: Красная зона пропитана инфекцией, мать до выписки малыша не видит

— Но ведь любой женщине сразу хочется увидеть своего ребеночка: познакомиться с ним, обнять, поцеловать…

— Да, мы понимали, еще до открытия, что женщины будут просто ломиться в детское отделение, чтобы увидеть малышей. Поэтому решили каждый день присылать мамочкам фотографии их деток. Хоть так, но они видят своего малыша. Снимки присылаем по WhatsApp, там же идет переписка матери и сотрудника детского отделения о самочувствии малыша, о том, как он поел. Если ребеночек сложный, тяжелый, недоношенный, находится на ИВЛ – здесь также ведется переписка, потому что врачи отделения не ходят к женщинам, в отличие от мирного времени, когда они приходили на обход, разговаривали с мамочкой, подолгу рассказывали об уходе за ребенком. Обходов сейчас таких нет, есть общение в мессенджерах, по телефону.

— А как же с первым прикладыванием к груди и, в целом, с кормлением в роддоме?

— К груди не прикладываем, ребеночка сразу уносим. Между тем стали использовать больше смеси. У нас даже появилась шутка: когда рождается крупный малыш, мы говорим, что он у нас сейчас всю смесь съест.

Дома, при выписке, мы не запрещаем кормить грудью. Если мамочка на этом настаивает, объясняем правила, чтобы минимизировать риски: кормить в маске, соблюдать правила гигиены. Но еще не было случаев, когда ребенок заболел от переболевшей ковидом матери.

— Мы уже знаем, что есть «красная» и «зеленая» зоны. А что за «желтая» зона?

— Это детское отделение — пограничная зона, где также нужно находиться в СИЗах. Инфекционная нагрузка здесь маленькая. Когда туда идешь, проходится немножко затрагивать «красную» зону – там общая лестница.

Врач COVID-роддома Уфы: Красная зона пропитана инфекцией, мать до выписки малыша не видит

— Летальные случаи были?

— Были… Все они уходили на разбор в Москву, до сих пор идут комиссионные проверки. Все случаи материнской смертности разбираются на уровне акушерско-гинекологического совета. Каждая пациентка не ведется нами одними, всех курирует Москва в ежедневном режиме. Для этого создан Федеральный консультативный центр, курирующий всю Россию по лечению, диагностике и тактике лечения женщин с коронавирусной инфекцией в периоды беременности, родов и послеродовом.Как только поступает тяжелая женщина, мы ее ставим на учет и каждый день в режиме телеконференции контролируем.

— Для Вас и Ваших коллег летальные случаи – это повседневность или личная боль?

— Для акушеров-гинекологов обыденности в этом нет, потому что женщин-матерей, мы теряем очень редко. Что касается младенческой смертности, она есть, плод и внутриутробно погибает по разным причинам, но и к этому не привыкаешь. О каждом умершем малыше переживаем, ведь мы с мамой в этот момент близко общаемся, с ее родственниками. Естественно, очень тяжело.

Сейчас общение с родственниками легло на меня, как на заведующего. По телефону каждый день говорю семье тяжелой пациентки об изменениях в ее самочувствии. Потом нужно сообщить тяжелую весть. Как правило, дня за два уже понимаешь, что динамика ухудшается, и, каждодневно общаясь с родными, получается, что морально готовишь их к этому.

Еще один момент – помогаю в оформлении документов, объясняю, где заказать гроб, как забрать из морга и прочее. Все это я выясняла заранее, чтобы облегчить им этот путь. В шоковом состоянии они не сразу могут что-то понять. Было много слез, когда отдаем вещи женщины, видим горе их родных. Это очень сложно. После одного смертельного случая, я даже два дня на работу не ходила – насколько мне было тяжело – не могла никого видеть и слышать. Всех помнишь… Все имена, все данные.

Остальным коллегам может быть чуть полегче, потому что они не сталкиваются с этим, но на то и разделение обязанностей.

Но были и случаи, когда мы буквально отвоевали у болезни рожениц. Такие тоже запоминаются.

Врач COVID-роддома Уфы: Красная зона пропитана инфекцией, мать до выписки малыша не видит

— Когда уже можно выписывать переболевших ковидом беременных и родивших?

— Мы не дожидаемся, когда у женщины 100 процентов в легких все рассосется – это будет месяца два-три – она столько не сможет лежать. Мы ждем положительной динамики, улучшения состояния, хороших анализов и выписываем. Например, у нее было 50 процентов поражения легких, мы можем выписать на 30-ти, когда она уже неделю не температурит, самочувствие хорошее, все показатели хорошие.

При выписке даем рекомендации по питанию, важно сохранить диету. Выписываем препараты, улучшающие работу кишечника: ферменты, пребиотики. В продуктах питания – акцент на кумысотерапию. Рекомендуем ежедневные прогулки на свежем воздухе, а также делать дыхательную гимнастику.

— Отразилась ли пандемия и эпиднормы на процесс выписки? Возможно, сама процедура перестала быть праздничной?

— Бывает мамочке приходится, в силу продолжающейся борьбы с ковидом или осложнений, задержаться в роддоме. Тогда здорового ребеночка забирают родственники, и он ждет маму дома. А бывает и наоборот, что малыш задерживается из-за недоношенности, слабости. Ребеночка уже здоровая мама забирает позже.

При выписке родственников мы внутрь не пускаем – у нас режимное учреждение. Первые месяцы даже Росгвардия охраняла, передачи были на уровне охраны. Сейчас немого разрешили проходить на территорию и оставлять вещи в специально отведенном месте.

Фотографирование внутри, как это было раньше, не проводится. Женщина выходит через приемный покой, обычное помещение, а где была красивая фотозона, это помещение перепрофилировано в общежитие для сотрудников.

На улице перед роддомом да – фотографируются, с удовольствием делятся снимками в соцсетях, но не все, кто-то стесняется, что оказался в коронавирусном роддоме. Но мы стараемся настраивать мамочек на позитив, говорим, что это нужно расценивать, как незабываемый опыт, как роды на передовой, что им будет, что рассказать внукам.

— Сколько женщин Вы приняли с начала пандемии?

— На конец ноября – около 850 пациенток. В апреле и в середине мая – фиксировались единичные случаи коронавируса – около десяти. В мае – резкий наплыв. По родам – 428 родоразрешений, из них 280 кесаревых сечений (52 процента от всех родов). Стоит отметить, что и в мировой литературе пишут, что при ковиде кесаревых сечений стало больше. Несколько случаев мертворождений, когда плод умер внутриутробно – женщины уже поступали с этим диагнозом. Зафиксировано, что процент мертворождений выше, когда при ковиде женщины поздно обращались за медпомощью – на 2-3 неделе болезни. То есть они лежали дома с температурой, занимались самолечением. Мы анализировали эти случаи. С начала пандемии у нас 14 женщин прошли через реанимацию. Внутриутробных заражений детей ковидом не было.

Врач COVID-роддома Уфы: Красная зона пропитана инфекцией, мать до выписки малыша не видит

— Когда закончится эта затянувшаяся пандемия коронавируса, Ваши прогнозы?

— Все же, это не скоро будет. Думаю, до конца весны точно продлится. Лучший вариант – до начала-середины весны, потом болезнь пойдет на спад. Худший вариант – весь 2021 год. Сейчас началась вакцинация, думаю, что она ускорит процесс. Мы с семьей также собираемся сделать прививку, готовимся к этому, сдаем контрольные анализы.

— Беременным вакцина противопоказана?

— Да, беременным точно эта вакцина противопоказана. Вообще им очень много чего противопоказано, трудно что-либо подобрать. К слову, беременные находятся в группе риска, наравне с болеющими диабетом, пожилыми людьми, страдающими ожирением. Потому что у них проявляются особенности кровоснабжения: идет большая нагрузка на женщину за счет кровообращения плода. Кровь меняется по качеству – становится то жидкой, то густой. Серьезные изменения происходят и в иммунитете, в том числе его снижение, его реакция на окружающий мир. Поэтому беременные чаще подвергаются риску заражения. Но инфекция протекает у них немного по-другому, о чем мы говорили ранее.

— Не могу не задать уже традиционный вопрос. Как Ваша семья отреагировала на то, что Вы оказались в эпицентре инфекции и до сих пор работаете с заразившимися женщинами?

— Сначала им было страшно, как и всем. Переживали, расспрашивали, как будем защищаться. Муж, родители волновались, дети не особо вникали. Изначально я старалась минимально контактировать с родными. Когда были подозрения – сама себя помещала на карантин, но все обошлось. Я сама не болела, семья тоже. Мы регулярно сдаем анализы, проверяемся.

Врач – это такая профессия, которая накладывает очень большой отпечаток на жизнь человека. 20 лет стажа меняют и характер, и стиль жизни, и мировоззрение. Моя семья прекрасно понимала, что наступило не совсем мирное время, можно сказать, полувоенное, когда все медицинские силы брошены на борьбу с коронавирусом. Они это приняли, и поддержали меня.

— Дина Фархадовна, спасибо Вам и Вашим коллегам за то, что, без преувеличения, спасаете наше будущее. С наступающим Новым 2021 годом!

Врач COVID-роддома Уфы: Красная зона пропитана инфекцией, мать до выписки малыша не видит

Источник bashinform.ru

Оцените статью
Врач COVID-роддома Уфы: Красная зона пропитана инфекцией, мать до выписки малыша не видит
Депутата ЗакСа Санкт-Петербурга Романа Коваля арестовали по делу о взятке в 17 млн рублей