«Кормил с ложки во время болезни»: какие отношения были между убитым профессором химии и подозреваемым в преступлении

«Комсомолка» пообщалась с коллегой преподавателя  

фото с сайта ВГУ

Корреспондент «Комсомолки» пообщалась с коллегой убитого в Воронеже профессора-химика ВГУ Вячеслава Кузнецова, заведующим кафедрой Александром Шестаковым.

Напомним, в начале марта в Воронеже неожиданно пропал 57-летний доцент кафедры высокомолекулярных соединений и коллоидной химии Воронежского Государственного университета. Преподаватель не пришел на работу 5 числа. Его безуспешно искали в течение четырех месяцев. А 13 июля город потрясла новость: по подозрению в жестоком убийстве преподавателя задержали его бывшего аспиранта и его приятеля. Сообщники расправились с ученым, а затем расчленили его тело и «законсервировали» в емкостях с соляной кислотой. Они все эти месяцы останки стояли на балконе многоэтажки в Левобережном районе, где один из подозреваемых снимал квартиру. Мотивом к преступлению, по версии следствия, стали сбережения профессора – с его счетов в день убийства пропали 1,5 миллиона рублей.

С убитым Вячеславом Кузнецовым наш собеседник Александр Шестаков был знаком с начала восьмидесятых. Тогда они вместе учились на химическом факультете ВГУ, но с разницей в два года. Позже химики вместе работали в научно-исследовательском институте.

— Так получилось, что Вячеслав Алексеевич пришел на кафедру раньше меня, — рассказал нам Александр Станиславович. – Именно он помог мне устроиться, когда освободилась вакансия заведующего кафедрой.

Александр Шестаков говорит о Кузнецове только хорошее. Это был отзывчивый, добрый человек, грамотный и мягкий преподаватель. Именно таким его вспоминают и студенты.

— Конечно, его любили студенты. Он позволял им пересдавать экзамены, не ставил жестких оценок… Это огромная потеря для кафедры и университета. Я сейчас не знаю, как быть с его аспирантами (их двое), пока забрал себе. Кроме того, на уровне ВГУ Кузнецов занимался связями с Китаем, вел многочисленные курсы… Все эти направления теперь открыты.

Того самого бывшего аспиранта Дмитрия Б., который попал под подозрение в убийстве, на кафедре тоже помнят очень хорошо. Обучение он завершил еще в 2013 году, но диссертации в итоге так и не написал.

— На кафедре в тот период Дмитрий появлялся часто, — вспоминает Шестаков. – Он сдружился с профессором настолько, что, когда Кузнецов в прошлом году перенес сложную операцию, то его бывший аспирант ходил к нему в больницу и буквально кормил с ложки. У Кузнецова не было родных, кроме сестры. Мать он похоронил два года назад.

— Двоякое. На первый взгляд, вроде, человек открытый, легкий в общении, готовый помочь. Но, с другой стороны, достаточно хитрый. Однако впечатление злодея он не производил. К нам учиться Б. пришел курсе на третьем. До этого учился в технологическом университете, но был там отчислен из-за конфликта. Кстати, его отец работает в охране ВГУ.

Особенных способностей студент и аспирант Б. не проявлял, но и двоечником не слыл. Позже он пытался завершить диссертацию без научного руководителя, но на кафедре эту идею не поддержали. Пытался подрабатывать в ВГУ, но также безуспешно.

— Когда Вячеслав Кузнецов не пришел на занятия 5 марта, мы не заподозрили ничего плохого, — говорит Шестаков. – Но уже 6 марта начали тревожиться. А, когда узнали, что он пропал, то, конечно, почувствовали неладное. Дело в том, что последний год Вячеслав Алексеевич много болел, у него был диабет, и он постоянно нуждался в приеме лекарств. А тут так надолго пропасть… Но и предположить не могли, что случилась ТАКАЯ беда. И сейчас в вузе никто не может до конца осознать эту трагедию.

«Кормил с ложки во время болезни»: какие отношения были между убитым профессором химии и подозреваемым в преступлении

Когда стало очевидно, что Кузнецов пропал, один из его коллег и учеников пытался вести собственное расследование. Встречался с сестрой, ходил домой к Кузнецову, искал записи с камер наружного наблюдения, которые могли бы пролить свет на тайну исчезновения.

— Но что мог выяснить в этой ситуации простой человек? – признает Шестаков. – У него же не было полномочий, как у полиции. Тем не менее, я знаю, что именно Дмитрий Б. первым попал под его подозрение. Хотя, конечно, версии такого жестокого убийства не было ни у кого…

Источник

Оцените статью
«Кормил с ложки во время болезни»: какие отношения были между убитым профессором химии и подозреваемым в преступлении
В Керченском проливе затонул бронетранспортер