«Жду мягкий приговор». Начали судить вынесшую из банка 25 млн кассира

В Салаватском городском суде в Башкирии 12 августа начался процесс по скандальному делу Луизы и Марата Хайруллиных. Женщину обвиняют в том, что она, работая кассиром в банке, похитила из кассы более 20 миллионов рублей, большую часть которых ее супруг проиграл на ставках. Подробности из зала суда – от корреспондента UFA.AIF.RU.

Громко и смешно

История семьи из города Салавата (160 км к югу от Уфы) прогремела на всю страну. В конце мая 2019 года 35-летняя старший кассир местного отделения банка Луиза Хайруллина скрылась в неизвестном направлении с мужем Маратом и двумя дочками 10 и 12 лет, похитив из офиса кредитной организации крупную сумму денег.

«Башкирские Бонни и Клайд» — так пользователи в интернете окрестили семейную пару по аналогии с американскими грабителями. Хайруллиных искали чуть больше месяца, и все это время люди не просто следили за новостями о них, но даже поддерживали, делали из них чуть ли не героев, писали, что желают им успешно скрыться от преследования. Что только не писали в соцсетях: что женщина украла деньги, чтобы помочь больным родственникам, попала к бандитам, решила отомстить банку и властям за весь простой народ и скрылась за границей. Однако сочувствие и идеализированное представление о Луизе вмиг улетучилось, когда люди узнали, как и для чего на самом деле кассирша вынесла деньги.

По версии следствия, сотрудница кредитной организации похитила в общей сложности 25 млн руб с сентября 2017 по май 2019 года. Значительную часть средств она отдавала мужу, а он проигрывал эти деньги на ставках. Неожиданно скрыться семья решила, так как в мае 2019 года Луиза узнала, что в банке предстоит ревизия. Тогда супруги решили пуститься в бега. Кассир забрала из кассы оставшиеся деньги, и семья выехала из Салавата на своем автомобиле. Несколько дней Хайруллины жили в лесу, потом вернулись в город, оставили там машину и уехали на такси в Казань. Нашла их полиция в начале июля 2019 года на квартире, которую они арендовали: местные СМИ сообщали, что выйти на след полиции помогла дочка Луизы и Марата, которая позвонила своему деду.

Женщине предъявлено обвинение по части 4 статьи 160 УК РФ (присвоение и растрата в особо крупном размере). Ее мужу – по части 3 статьи 33 и части 4 статьи 160 УК РФ (он обвиняется в организации преступления). Все время следствия жена находилась под СИЗО, а муж – под домашним арестом в Салавате. 11 августа они наконец встретились – в зале Салаватского городского суда.

Спокойные и доброжелательные

Когда журналистов впустили в зал суда, то Луизу не все сразу узнали – настолько разительно она изменилась. Женщина очень сильно похудела, к тому же, как и у всех, она была в защитной маске. Одета она была обычно: джинсовый костюм, белые кроссовки. А волосы были красиво завиты – будто она приехала не из СИЗО, а из салона красоты.

«Прическу я сделала сама, – улыбаясь, призналась она журналистам. – Просто заплела косички. А похудела килограммов на 13, наверное. Это все из-за переживаний. Конечно, я очень сильно сожалею о том, что совершила».

До заседания Луиза охотно разговаривала со всеми и улыбалась. Фото: АиФ/ Наталья Кузнецова

Мужа женщины, Марата Хайруллина, доставили в суд из собственного дома, но журналисты не видели его вплоть до того момента, когда в зал вошла судья. Он, как и все, был в маске, одет в брюки и футболку. В перерыве судебного заседания он признался журналистам, что не виделся с женой больше года – все время пока шло следствие.

«Если бы свидание разрешили, я бы, конечно, приехал, с детьми», — сказал он.

Он добавил, что дети знают о том, что произошло, но на вопрос журналистов о том, как родители объясняют им мотивы своего поведения, не нашелся что ответить.

Марат Хайруллин в зале суда. Фото: АиФ/ Наталья Кузнецова

«Я человек непубличный»

Несмотря на то, что супруги Хайруллины держались уверенно и в целом, казалось, доброжелательно настроены к журналистам, Луиза в начале судебного заседания заявила ходатайство о запрете на видеосъемку.

«Я против этого, так как я человек непубличный», – заявила она.

Адвокаты подсудимой поддержали ее позицию, заявив, что камеры «оказывают психологическое давление» на их подзащитную. Однако судья Альбина Кужабаева, выслушав эти доводы, отклонила ходатайство, отметив, что не видит для запрета видеосъемки «объективных причин».

Главным пунктом судебного заседания стал вопрос о порядке рассмотрения дела. Изначально, он был назначен особый, однако в июне 2020 года в Ф3-224 были внесены изменения, в соответствии с которыми он возможен только в делах по преступлениям небольшой и средней тяжести. В связи с этим суд вынес на обсуждение вопрос об рассмотрении в общем порядке. Гособвинение было за, а подсудимые и их адвокаты – против. Для принятия решения судья удалилась в совещательную комнату.

«Я хотела бы, чтобы дело рассматривалось в особом порядке, так как рассчитываю на максимально мягкий приговор, – призналась подсудимая в разговоре с журналистами в перерыве. – Все-таки я признала вину и сотрудничала со следствием».

Однако надежды Луизы не оправдались. Вернувшись из совещательной комнаты, судья зачитала определение, согласно которому дело будет рассматривать в обычном порядке.

«Хайруллины обвиняются в совершении тяжкого преступления», — пояснила она.

После суда ни подсудимые, ни их адвокаты не стали общаться с журналистами. Луизе, которую уводили из зала, журналисты крикнули вслед вопрос о том, сильно ли она разочарована. Но она ничего не ответила.

Судебный процесс продолжится 25 августа. UFA.AIF.RU следит за развитием событий.

Источник aif.ru

Оцените статью
«Жду мягкий приговор». Начали судить вынесшую из банка 25 млн кассира
В Уфе из-за ярмарки-фестиваля «Уфимская крепость» перекроют дороги