«Да пребудет с тобой Сода». Четыре сложных вопроса о выходе из ситуации с БСК

«Да пребудет с тобой Сода». Четыре сложных вопроса о выходе из ситуации с БСК Фото: официальный сайт БСК

Ситуация вокруг содового гиганта породила огромное количество слухов, домыслов и вопросов. Совместно с экспертами отвечаем на самые острые и важные из них.

Почему столько шума из-за завода? Чем он так важен?БСК не просто большое предприятие – его закрытие обернется катастрофой для экономики Башкирии и России. Тому три причины:

  1. Для города это крупнейший работодатель. В случае остановки завода без работы и средств к существованию могут остаться около 50 тысяч человек – работники компании, члены их семей, сотрудники подрядных и смежных организаций.
  2. Это пятый по величине налогоплательщик республики – после «Башнефти», «Газпрома», «УМПО» и «Эфеса». Только за прошлый год компания заплатила налогов и сборов более чем 10,033 миллиарда рублей. В том числе в федеральный бюджет — 6​,3 млрд, в республиканскую казну — 3,6 млрд, в бюджет Стерлитамака — 217 млн. Еще шесть миллиардов республика, как акционер, получает дивидендами, миллиард рублей помощи на социальные вопросы и миллиард — налоги с дивидендов. Итого вклад БСК — около 18 миллиардов рублей ежегодно.
  3. Думать, что БСК производит только соду для кухонь – огромное заблуждение. В основном она используется при производстве стекла. В случае остановки нашей «Соды» остановятся все стекольные заводы страны, следом пострадает строительство и автомобильная промышленность – это те отрасли, где используется листовое стекло. Также пострадают предприятия черной и цветной металлургии. Без кальцинированной соды на них становятся невозможными многие технологические процессы.

Что за незаконные сделки, которые оспаривают республика и Генпрокуратура?Таких сделок три.

  • 17 августа 1994 года вышел указ президента Башкортостана, разрешающий членам трудового коллектива «Соды» купить 38,35% акций предприятия. Так предприятие из полностью государственного стало государственно-частным. Генпрокуратура считает, что эта сделка прошла без согласования с Москвой, а значит незаконна и ее (и все последующие) нужно отменить. Республика с этим не согласна — «Сода» находилась в перечне республиканских, а не федеральных предприятий, а правительство РФ официально уведомили о сделке.
  • 1 июля 2008 года управленцы «Соды» (тогда она была под управлением «Башкирской химии») выделили два отдельных предприятия — «Строительные материалы» и «Сырьевая компания», то есть, по сути, вывели все сырьевые активы. Ранее республика вложила в эти производства около шести миллиардов бюджетных средств, кроме этого, на них были оформлены лицензии. После продажи компании быстро перепродали офшорам, зарегистрированным в Нидерландах.
  • 17 января 2013 года акционеры «Соды» и «Каустика» одобрили их объединение. Новый холдинг назвали «Башкирская содовая компания». Предприятие получило контроль над 70% российского рынка соды. До сделки республике принадлежало 62% акций «Соды», после — только 38%. Ущерб от несправедливого передела оценивается в 34 миллиарда рублей.

Подробнее о приватизации предприятия читайте в материале Как приватизировали «Соду» — хронология событий. Самое главное. Что будет с шиханом Куштау?После того, как шихану присвоили статус особо охраняемой природной территории, с ним все будет хорошо. Теперь на Куштау запрещены все виды деятельности, которые повлекут «нарушение сохранности памятника». Это и буровые работы, и строительство капитальных объектов, прокладка дорог, охота, разведение костров и установка палаток. Напомним, что ученые насчитали на шихане свыше 40 животных и растений, занесенных в Красную книгу. Горнолыжному курорту у горы тоже ничего не угрожает — если посмотреть карту, граница ООПТ не затрагивает ее территорию. Как ситуация отразится на инвестиционном климате в республике?Опрошенные эксперты считают, что вся ситуация с остановкой разработки Куштау и отчуждением акций у частных акционеров БСК в пользу государства говорит не об ухудшении или улучшении климата, а что инвесторы теперь будут более внимательно относиться к мнению местных жителей при планировании разработки новых месторождений, строительстве новых предприятий.

Я думаю, что на инвестиционный климат эта ситуация вряд ли повлияет. Она всего-навсего ещё раз напомнит инвесторам про то, что существует общественное мнение, как это ни странно звучит в Российской Федерации. Совершенно очевидно, что сейчас ни федеральным, ни региональным властям такие вспышки недовольства населения не нужны. Инвесторы при дальнейших своих действиях будут стараться максимально не доводить до конфликта с населением

, — считает редактор федерального издания РБК Тимофей Дзядко.

В Башкирии формируется новая культура работы с населением, учитывающая интересы местных жителей. Это означает переход от разрешительной модели эксплуатации ресурсов к так называемой договорной модели, когда население ставится во главу угла и таким образом подчеркивается значимость общественного мнения. Подобные модели уже реализуются в других странах. Например, в Канаде и Австралии

, — говорит ректор Института развития образования РБ, завкафедрой макроэкономического развития и государственного управления Института экономики, финансов и бизнеса БашГУ Азат Янгиров.

Источник bashinform.ru

Оцените статью
«Да пребудет с тобой Сода». Четыре сложных вопроса о выходе из ситуации с БСК
Муж, два квартиранта и блокадница: Сколько человек на самом деле убила старуха-потрошительница из Купчино